09:21 

Племя пираха, миссионер Эверетт и поэт Клюев. Это нечто! :)

zhermen
Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Сообщество Голландская рулетка сегодня принесло вот такой щедрый подарок.

* * *
Я хочу рассказать вам про племя пираха. Это люди, которые живут здесь и сейчас. В их культуре и языке нет ничего лишнего и даже много из того, что кажется нам необходимым, нет.



Вот что пишет про них Александр Шуйский:

"Племя индейцев, живет в Южной Америке. Чисел не имеет, понятия цвета не имеет, понятия "это существует, хотя я не был этому свидетелем", - не имеет. Соответственно, не имеет времени. Никаких абстракций. Людей, которых они не видят, для них не существует. Предметов, которых они не видят, для них не существует, даже если они их видели вчера - если самолета, который был вчера, нет сегодня, его вообще нет.
Ни истории, ни религии, ни даже суточного цикла. Язык - вообще отдельная прекрасная штука".

Поэт Евгений Клюев попытался перевести их мировосприятие, и, похоже, ему это удалось. По меньшей мере это замечательные стихи:


1

Небосвод говорит река: добрый день, река.
Говорит река: добрый день, — говорит река.
Над река есть облако теплого молока.
А в река есть облако холодного молока.
Стая рыбы плещется в заросли тростника.
Стая птицы машет крылом сухого песка.
И толпа ребенка сбегается издалека.
Хорошо возиться в глина у бережка.
Рыба с рыба трудно соединить.
Птица с птица трудно соединить.
У ребенок есть такая длинная нить,
но ребенок с ребенок и нить не соединить.
Хорошо лепить из глина разная снедь.
Хорошо не уметь число, хорошо не знать
никакого сколько: сколько — такая нудь!
Впрочем, нет у пираха и самого слова нудь.


2

Горький кофе молодой травы
пьется прямо с ветка в цвету.
Песня отпущенной тетивы
держит длинная стрела на лету.
Видишь, горечь не превращается в сласть —
кофе пьется прямо с ветка в цвету.
И ничто не может ни созреть, ни упасть —
Песня держит стрела на лету.
Видишь, дерево не превращается в пень —
кофе пьется прямо с ветка в цвету.
И беспечен путь из теперь в теперь —
песня держит стрела на лету.
Мелководное время просвечивает насквозь,
кофе пьется прямо с ветка в цвету —
и внезапно возникает всеобщая связь,
песня держит стрела на лету.
И внезапно возникает общая родня
у одного и другого бережка,
и неслышная походка легконогого дня
начинают узнавать с полшажка.


3

Дескать, нет у пираха понятие чистого цвета —
есть сравненье: вроде небо гранита или граната.
Ах, чего не бывает в блокнотик мастера Эверетта,
в интересный блокнотик мастера Эверетта!
Дескать, нет у пираха число, не ведется счета,
и совсем не подробна судьба и не знает дата —
говорится в блокнотик мастера Эверетта,
в интересный блокнотик мастера Эверетта.
Никуда не течет Маиси спелого лета,
у звезда ни движенья вперед, ни назад возврата —
жизнь застыла в блокнотик мастера Эверетта,
в интересный блокнотик мастера Эверетта!
Нету Бог, и пуста веревочка амулета —
есть одна сердечная смута, вечная смута,
да сплошная работа в блокнотик мастера Эверетта,
в интересный блокнотик мастера Эверетта!
И нигде везде ни ровесника, ни собрата —
все затянуто без разбора в одно болото:
в безразмерный блокнотик мастера Эверетта,
в интересный блокнотик мастера Эверетта.


4

Растение дорастает до самое небо,
и там расцветает цветок: это мило и любо
гусеница с крылышко меда и крылышко воска...
экая неподвижная вертихвостка!
Ах говорит во времени нету места.
Время — оно кустарник, растущий густо.
Ах отрясает время, словно репейник,
Ах — это наш учитель и наш ребенок.
День состоит из праха и снова праха.
Племя стоит у речка и слушает Аха.
Аха перебивает горластый кочет.
Племя смеется над кочет и горько плачет.
А ведь только подумать: все всегда под рукою,
только отдаться неистовому покою,
только застыть у набитой до край корзины
с потусторонний взгляд наевшейся обезьяны!..
Солнце садится, и смеркается сердце:
сердце младенца смеркается в сердце старца.
Нету у нас судьба... ни серпа, ни снопа нет.
Ночь наступает. Она всегда наступает.


5
В местное небо не ходят смотреть на звезда.
В местное небо подстреливают еда.
Поэтому местное небо ведет себя строго,
и в местное небо нет Бога,
и нету подмога, нету правильным никакая подмога.
Но — Бога высокая, справедливая Бога,
появись из воздух сахарного тростника,
протяни над Маиси большая рука
и громко скажи я люблю это племя,
это племя, это короткое пламя
на окраина мира: как хорошо горит,
и как хорошо говорит!
Высокая Бога, справедливая Бога,
далеко пролегает твоя дорога,
но взгляни на пламя и иди сюда
и возьми с тобой много еда.


6
Гость приходит за гость — и товар на товар отоваривает.
Можно дать ему перышко, зуб, наконечник стрела.
Жалко, гость никогда не правильно разговаривает,
разговор у гость не имеет крыла.
Гость не хочет обмен ящик мыло на круглое перышко,
и не хочет обмен веселый напиток на зуб,
и стоишь рядом с гость — и споришься, споришься, споришься...
Но неправильный гость обычно жаден и глуп.
Ах — неправильный гость, все бывает заветное и не заветное,
и заветное всегда помещается в горсти.
Но хороший зуб не любое теряет животное,
и хорошее перышко совсем нелегко найти.
Вот и жалко заветное доставать и обменивать
на совсем не заветное, но привлекательное на вид.
А неправильный гость вороват и любит обманывать —
и задаром заветное получить норовит.
Ну и пусть получает себе — и не стоит досадовать —
зуб, и перышко, и наконечник стрела:
тяжко с гость разговор говорить и беседа беседовать,
разговор у гость не имеет крыла.




7
Птица летит далеко, правильный знает.
Рыба плывет далеко, правильный знает.
Правильный только не знает край этой птицы.
Правильный только не знает край этой рыбы.
Правильный, он всегда остается на месте —
место у правильный мало, но место хватает.
Место хватает стрела лететь вслед за птица.
Место хватает гарпун нестись вслед за рыба.
Место хватает браслет бренчать на запястье,
длинные бусы блестеть на короткая шея,
место хватает плакать и место смеяться,
место хватает делать и место думать.
Это такое правильное приволье,
это такая правильная свобода:
место хватает оставаться на месте,
место хватает не искушать сердце.

Правильные - это самоназвание племени. Даниэль Эверетт - исследователь пираха.

Вот вам пираха. Вот вам стихи. Вот вам новый взгляд на мир. И знаете, мне кажется, всё в порядке.

URL записи

В исходном посте krasnaya-ribka даются также ссылки на пару статей:

Просто изложение вроде бы фактов (спорное на самом деле) :)

Статья из "Компьютерры" о неудачных попытках работы миссионеров у пираха

И исходная ссылка на клюевские стихи

@темы: стихи, прекрасное, полеты духа, идеи на еще подумать, взгляд на вещи

URL
Комментарии
2010-08-03 в 10:45 

El sueño de la razón produce monstruos
Три раза уже прочитала это дело. Сомнительно все как-то. Я не знаток, Хомского не знаю, но в принципе могу понять возмущение человека - специалиста и новатора в своей области, - когда его теории начинает опровергать не лингвист. Тут не только шарлатаном обзовешь, а и чем похуже :).

Статей на эту тему много, эмоций шквал, а фактов чрезвычайно мало (((. В основном и обсуждают-то эвереттовы бодания с Хомским, а про племя конкретно - ничего.
И меня больше всего смущает, что с племенем этим никто, кроме Эверетта не работал (именно как лингвист). :nope:

Стихи же Клюева отличные.

2010-08-03 в 15:07 

zhermen
Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
manera negra
Да дело ясное, что дело темное. :)
Я-то толком и не читала ничего, меня стихи привлекли, а с лингвистическими фактами там черт ногу сломит.
Сейчас посмотрела одну из дискуссий в ЖЖ, на которую вышла по какой-то из исходных ссылок, там кто-то дал опять же ссылку на статью в "Нью-йоркере", кладу ее сюда, чтоб не потерять. Там вроде упоминаются люди, которые с Эвереттом к этому племени ездили и которые к лингвистике имеют отношение. (Опять же опосредованное, но они - или по крайней мере один из них - сотрудничал с Хомским. Кроме того, сам Эверетт там назван профессором-лингвистом и сказано, что он "прошлой осенью стал председателем Department - не знаю, как перевести в данном контексте - кафедры? факультета? - языков, литературы и культуры университета штата Иллинойс". То есть, выходит, он все же лингвист?)
http://www.newyorker.com/reporting/2007/04/16/070416fa_fact_colapinto
Попробую ее прочесть, может, хоть что-то прояснится.

URL
2010-08-03 в 16:15 

El sueño de la razón produce monstruos
zhermen Он лингвист и профессор. Лингвистом он стал после того как вернулся из "миссионерства". И для того, чтобы его идеи имели какой-либо вес. (это из википедии).
Нет, я никак его не оцениваю, и Хомского тоже.
Единственные вопросы:
1. почему вся ругань и скандал стали известны широкой общественности, а какие-либо факты, многочисленные фото, интервью с участниками искпедиций)) - нет. В рунете оч. мало об Эверетте.
2. почему все-таки они так и не встретились, оппоненты-то.


А впрочем, ладно :). Чего говорить о них, когда есть люди - носители странного и спорного языка, и поэт с прекрасными стихами.

2010-08-03 в 16:36 

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
manera negra
Ну ругань и скандалы - это вообще первое, что становится известно широкой общественности. :) А что-то более ценное может вовсе и не греметь. Я думаю, на рунет в этом деле не стоит особо рассчитывать, я лучше не спеша прочту эту статью (она длинная, правда) - может, она меня на что-то еще наведет.

В том, что Эверетт стал изучать лингвистику уже после путешествия, я как раз научного греха не вижу, если он ее в итоге изучил-таки как следует. :) В конце концов, председателем лингвокульторологической кафедры или чего там еще в Иллинойском университете он же не сам себя назначил? Поэтому есть надежда, что как ученый он хотя бы небезнадежен. :)
И оппоненты опять же - может, они уже встретились все-таки? Или еще встретятся...
:) Не моего все это ума дело, и даже, строго говоря, не совсем из сферы моих интересов. :) (Вот стихи клюевские - совсем другое дело, ага. :))
Но статью все ж не поленюсь и прочту, хоть и она может оказаться чепухой поверхностной.

URL
2010-08-03 в 17:04 

El sueño de la razón produce monstruos
zhermen как раз научного греха не вижу
Нет, конечно. Все довольно логично получилось: приехал проповедовать, а тут такой подарок. Захотелось разобраться самому. Тем более это и на мировоззрение так сильно повлияло.

Но эмоции лингвистов и общественности здесь просто зашкаливают. От этого не по себе. Сомнения.

Ага, я тоже уже потихоньку через статью продираюсь)))

     

Нерадивость как инструмент

главная