• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
11:02 

Николай Заболоцкий - О красоте человеческих лиц

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
08.08.2010 в 13:11
Пишет ##Tema4ka##:

Есть лица, подобные пышным порталам,
Где всюду великое чудится в малом.
Есть лица - подобия жалких лачуг,
Где варится печень и мокнет сычуг.
Иные холодные, мёртвые лица
Закрыты решётками, словно темница.
Другие - как башни, в которых давно
Никто не живёт и не смотрит в окно.
Но малую хижинку знал я когда-то,
Была неказиста она, небогата,
Зато из окошка её на меня
Струилось дыханье весеннего дня.
Поистине мир и велик и чудесен!
Есть лица - подобья ликующих песен.
Из этих, как солнце, сияющих нот
Составлена песня небесных высот.


URL записи

Из собщества okno

@темы: давно любимое, стихи

00:38 

Runrig - An Toll Dubh (из альбома 2003 г.)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
07.08.2010 в 22:30
Пишет Minttu:

Runrig - An Toll Dubh
/.../Немного о Runrig - это такие боевые шотландские дяди, которые уже много лет шпарят боевой шотландский рок, при этом нередко пишут песни на родном гэльском, и, собственно, "An Toll Dubh", как нетрудно догадаться, одна из них. Переводится это название как "Подземелье", дословно - что-то вроде "черная дыра". Так, по крайней мере, пишет википедия.

Собственно, слова песни:
Гэльский оригинал

Английский перевод

Сама песня:


Если кому интересно - здесь
или здесьлежит живое выступление с той же песней. Разумеется, звучит совершенно по-другому, но там внизу в комментариях любопытная лингвистическая дискуссия по поводу слова "Sasainn", которое, оказывается, означает и юг и Англию (сильно напоминает валлийское sais (англичанин), но в валлийском, по моему сугубо субъективному мнению, оно, может, пошло от слова "сакс", хотя я специально этимологию не выясняла...) .

URL записи

Из сообщества Celtic Rover

@темы: стихи, переводы, музыка, видео, тексты

11:33 

Максимилиан Волошин (1877-1932): "При жизни быть не книгой, а тетрадкой..."

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)

Автопортрет



* * *

Так странно, свободно и просто
Мне выявлен смысл бытия,
И скрытое в семени "я",
И тайна цветенья и роста.
В растенье и в камне - везде,
В горах, в облаках, над горами
И в звере, и в синей звезде,
Я слышу поющее пламя.

Август 1912



ДОМ ПОЭТА

Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом раскрыт навстречу всех дорог.
В прохладных кельях, беленных известкой,
Вздыхает ветр, живет глухой раскат
Волны, взмывающей на берег плоский,
Полынный дух и жесткий треск цикад.

А за окном расплавленное море
Горит парчой в лазоревом просторе.
Окрестные холмы вызорены
Колючим солнцем. Серебро полыни
На шиферных окалинах пустыни
Торчит вихром косматой седины.
Земля могил, молитв и медитаций —
Она у дома вырастила мне
Скупой посев айлантов и акаций
В ограде тамарисков. В глубине
За их листвой, разодранной ветрами,
Скалистых гор зубчатый окоем
Замкнул залив алкеевым стихом,
Ассиметрично-строгими строфами.
Здесь стык хребтов Кавказа и Балкан,
И побережьям этих скудных стран
Великий пафос лирики завещан
С первоначальных дней, когда вулкан
Метал огонь из недр глубоких трещин
И дымный факел в небе потрясал.
Вон там — за профилем прибрежных скал,
Запечатлевшим некое подобье
(Мой лоб, мой нос, ощечье и подлобье), —
Как рухнувший готический собор,
Торчащий непокорными зубцами,
Как сказочный базальтовый костер,
Широко вздувший каменное пламя,
Из сизой мглы, над морем вдалеке
Встает стена... Но сказ о Карадаге
Не выцветить ни кистью на бумаге,
Не высловить на скудном языке.
Я много видел. Дивам мирозданья
Картинами и словом отдал дань...
Но грудь узка для этого дыханья,
Для этих слов тесна моя гортань.
Заклепаны клокочущие пасти.
В остывших недрах мрак и тишина.
Но спазмами и судорогой страсти
Здесь вся земля от века сведена.
И та же страсть, и тот же мрачный гений
В борьбе племен и смене поколений.
Доселе грезят берега мои:
Смоленые ахейские ладьи,
И мертвых кличет голос Одиссея,
И киммерийская глухая мгла
На всех путях и долах залегла,
Провалами беспамятства чернея.
Наносы рек на сажень глубины
Насыщены камнями, черепками,
Могильниками, пеплом, костяками.
В одно русло дождями сметены
И грубые обжиги неолита,
И скорлупа милетских тонких ваз,
И позвонки каких-то пришлых рас,
Чей облик стерт, а имя позабыто.
Сарматский меч и скифская стрела,
Ольвийский герб, слезница из стекла,
Татарский глет зеленовато-бусый
Соседствует с венецианской бусой.
А в кладке стен кордонного поста
Среди булыжников оцепенели
Узорная турецкая плита
И угол византийской капители.
Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата —
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата!..
Здесь, в этих складках моря и земли,
Людских культур не просыхала плесень —
Простор столетий был для жизни тесен,
Покамест мы — Россия — не пришли.
За полтораста лет — с Екатерины —
Мы вытоптали мусульманский рай,
Свели леса, размыкали руины,
Расхитили и разорили край.
Осиротелые зияют сакли,
По скатам выкорчеваны сады.
Народ ушел, источники иссякли.
Нет в море рыб, в фонтанах нет воды.
Но скорбный лик оцепенелой маски
Идет к холмам Гомеровой страны,
И патетически обнажены
Ее хребты, и мускулы, и связки.
Но тени тех, кого здесь звал Улисс,
Опять вином и кровью напились
В недавние трагические годы.
Усобица, и голод, и война,
Крестя мечом и пламенем народы,
Весь древний Ужас подняла со дна.
В те дни мой дом, слепой и запустелый,
Хранил права убежища, как храм,
И растворялся только беглецам,
Скрывавшимся от петли и расстрела.
И красный вождь, и белый офицер,
Фанатики непримиримых вер,
Искали здесь, под кровлею поэта,
Убежища, защиты и совета.
Я ж делал всё, чтоб братьям помешать
Себя губить, друг друга истреблять,
А сам читал в одном столбце с другими
В кровавых списках собственное имя.
Но в эти дни доносов и тревог
Счастливый жребий дом мой не оставил.
Ни власть не отняла, ни враг не сжег,
Не предал друг, грабитель не ограбил.
Утихла буря. Догорел пожар.
Я принял жизнь и этот дом, как дар —
Нечаянный, — мне вверенный судьбою,
Как знак, что я усыновлен землею.
Всей грудью к морю, прямо на восток
Обращена, как церковь, мастерская.
И снова человеческий поток
Сквозь дверь ее течет, не иссякая.

Войди, мой гость, стряхни житейский прах
И плесень дум у моего порога...
Со дна веков тебя приветит строго
Огромный лик царицы Таиах.
Мой кров — убог. И времена — суровы.
Но полки книг возносятся стеной.
Тут по ночам беседуют со мной
Историки, поэты; богословы,
И здесь их голос, властный, как орган,
Глухую речь и самый тихий, шепот
Не заглушит ни зимний ураган,
Ни грохот волн, ни Понта мрачный ропот.
Мои ж уста давно замкнуты... Пусть!
Почетней быть твердимым наизусть
И списываться тайно и украдкой,
При жизни быть не книгой, а тетрадкой.
И ты, и я — мы все имели честь
«Мир посетить в минуты роковые»
И стать грустней и зорче, чем мы есть.
Я — не изгой, а пасынок России
И в эти дни — немой ее укор.
Я сам избрал пустынный сей затвор
Землею добровольного изгнанья,
Чтоб в годы лжи, падений и разрух
В уединенье выплавить свой дух
И выстрадать великое познанье.
Пойми простой урок моей земли:
Как Греция и Генуя прошли,
Так минет всё — Европа и Россия.
Гражданских смут горючая стихия
Развеется... Расставит новый век
В житейских заводях иные мрежи...
Ветшают дни, проходит человек,
Но небо и земля — извечно те же.
Поэтому живи текущим днем.
Благослови свой синий окоем.
Будь прост, как ветр, неистощим, как море,
И памятью насыщен, как земля.
Люби далекий парус корабля
И песню волн, шумящих на просторе.
Весь трепет жизни всех веков и рас
Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас.

25 декабря 1926-го



ПОДМАСТЕРЬЕ

Мне было сказано:
Не светлым лириком, что нижет
Широкие и щедрые слова
На вихри струнные, качающие душу,
– Ты будешь подмастерьем
Словесного святого ремесла,
Ты будешь кузнецом
Упорных слов,
Вкус, запах, цвет и меру выплавляя
Их скрытой сущности, –
Ты будешь
Ковалем и горнилом,
Чеканщиком монет, гранильщиком камней.
Стих создают – безвыходность, необходимость, сжатость,
Сосредоточенность…

Когда же ты поймешь,
Что ты не сын земле,
Но путник по вселенным,
Чтоб солнца и Созвездья возникали
И гибли внутри тебя,
Что всюду – и в тварях и в вещах томится
Божественное Слово,
Их к бытию призвавшее,
Что ты – освободитель божественных имен,
Пришедший изназвать
Всех духов – узников, увязших в веществе,
Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и Разума –
Вселенную Свободы и Любви, –
Тогда лишь
Ты станешь Мастером.

1917


Марный день прилег на дно долины, А в лазури облак цветет. 1925 г.


Лягушачья бухта. 1924 г.

Еще волошинских акварелей, много



Картины отсюда:
http://my-art.biz/voloshin-maksimilian
и отсюда:
http://www.novmir.by.ru

@темы: стихи, прекрасное, образы, живопись, давно любимое, акварель

00:20 

Арсений Тарковский - Поэт

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
ПОЭТ

Жил на свете рыцарь бедный...
А.С.Пушкин

Эту книгу мне когда-то
В коридоре Госиздата
Подарил один поэт;
Книга порвана, измята,
И в живых поэта нет.

Говорили, что в обличьи
У поэта нечто птичье
И египетское есть;
Было нищее величье
И задерганная честь.

Как боялся он пространства
Коридоров! постоянства
Кредиторов! Он как дар
В диком приступе жеманства
Принимал свой гонорар.

Так елозит по экрану
С реверансами, как спьяну,
Старый клоун в котелке
И, как трезвый, прячет рану
Под жилеткой на пике.

Оперенный рифмой парной,
Кончен подвиг календарный,-
Добрый путь тебе, прощай!
Здравствуй, праздник гонорарный,
Черный белый каравай!

Гнутым словом забавлялся,
Птичьим клювом улыбался,
Встречных с лету брал в зажим,
Одиночества боялся
И стихи читал чужим.

Так и надо жить поэту.
Я и сам сную по свету,
Одиночества боюсь,
В сотый раз за книгу эту
В одиночестве берусь.

Там в стихах пейзажей мало,
Только бестолочь вокзала
И театра кутерьма,
Только люди как попало,
Рынок, очередь, тюрьма.

Жизнь, должно быть, наболтала,
Наплела судьба сама.

@темы: Арсений Тарковский, давно любимое, стихи

09:21 

Племя пираха, миссионер Эверетт и поэт Клюев. Это нечто! :)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Сообщество Голландская рулетка сегодня принесло вот такой щедрый подарок.

* * *
Я хочу рассказать вам про племя пираха. Это люди, которые живут здесь и сейчас. В их культуре и языке нет ничего лишнего и даже много из того, что кажется нам необходимым, нет.



Вот что пишет про них Александр Шуйский:

"Племя индейцев, живет в Южной Америке. Чисел не имеет, понятия цвета не имеет, понятия "это существует, хотя я не был этому свидетелем", - не имеет. Соответственно, не имеет времени. Никаких абстракций. Людей, которых они не видят, для них не существует. Предметов, которых они не видят, для них не существует, даже если они их видели вчера - если самолета, который был вчера, нет сегодня, его вообще нет.
Ни истории, ни религии, ни даже суточного цикла. Язык - вообще отдельная прекрасная штука".

Поэт Евгений Клюев попытался перевести их мировосприятие, и, похоже, ему это удалось. По меньшей мере это замечательные стихи:

начало

6
Гость приходит за гость — и товар на товар отоваривает.
Можно дать ему перышко, зуб, наконечник стрела.
Жалко, гость никогда не правильно разговаривает,
разговор у гость не имеет крыла.
Гость не хочет обмен ящик мыло на круглое перышко,
и не хочет обмен веселый напиток на зуб,
и стоишь рядом с гость — и споришься, споришься, споришься...
Но неправильный гость обычно жаден и глуп.
Ах — неправильный гость, все бывает заветное и не заветное,
и заветное всегда помещается в горсти.
Но хороший зуб не любое теряет животное,
и хорошее перышко совсем нелегко найти.
Вот и жалко заветное доставать и обменивать
на совсем не заветное, но привлекательное на вид.
А неправильный гость вороват и любит обманывать —
и задаром заветное получить норовит.
Ну и пусть получает себе — и не стоит досадовать —
зуб, и перышко, и наконечник стрела:
тяжко с гость разговор говорить и беседа беседовать,
разговор у гость не имеет крыла.

окончание

Правильные - это самоназвание племени. Даниэль Эверетт - исследователь пираха.

Вот вам пираха. Вот вам стихи. Вот вам новый взгляд на мир. И знаете, мне кажется, всё в порядке.

URL записи

В исходном посте krasnaya-ribka даются также ссылки на пару статей:

Просто изложение вроде бы фактов (спорное на самом деле) :)

Статья из "Компьютерры" о неудачных попытках работы миссионеров у пираха

И исходная ссылка на клюевские стихи

@темы: стихи, прекрасное, полеты духа, идеи на еще подумать, взгляд на вещи

08:54 

Группа Caprice

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
У Zinder наткнулась на эту любопытную московскую группу.




Группа Caprice была создана в 1996 году. В том же году был записан дебютный альбом "Зеркало". Регулярные выступления начались с ноября 1998 года. В период с 1998 по 2005 годы группа создала музыкальный стиль, получивший название "музыка эльфов", записав "Эльфийскую трилогию" (Elvenmusic (2001), The Evening of Iluvatar's Children (2003) и Tales of the Uninvited (2005)).
Большое место в творчестве группы занимают композиции на стихи британских поэтов, таких как Уильям Блейк, Роберт Бернс, Перси Шелли, Альфред Теннисон, Оскар Уайлд и др. Эта тематика получила отражение в трех альбомах: Songs of Innocence and Experience (2002), Sister Simplicity (2004) и Kywitt! Kywitt! (2008).

Стиль "Elvenmusic" ("Музыка эльфов")
"Музыка эльфов" характеризуется тем, что у нее более сложный музыкальный размер, чем в "человеческой музыке" (в основном 5/4 или 7/4), непрерывные равномерные ритмические фигурации арфы и пиццикато низких струнных в басу. Гармония музыки эльфов характеризуется тем, что характерная для классической гармонии мажорная доминанта заменяется в ней минорной или же ее вместо нее звучит субдоминанта. Для музыки эльфов характерны довольно строго установленные гармонические последовательности и иногда присущая только ей особая ладовость . Мелодия музыки эльфов обычно сложна из-за музыкального размера и своей полифоничности - это, скорее, несколько мелодий, исполняемые несколькими инструментами одновременно.
Язык Laoris
Для вокального исполнения музыки эльфов композитором и лингвистом Антоном Брежестовским был создан язык эльфов Laoris с собственным словарем, грамматикой и письменностью.


Состав:
Инна Брежестовская — вокал
Александра Корзина — скрипка
Татьяна Струнина — арфа
Владимир Бобовников — флейта
Антон Кончаков — кларнет, бас-кларнет
Алексей Бажалкин — фагот
Алексей Толстов — виолончель
Антон Брежестовский — клавишные, музыка


Я приведу пока то, что успела найти на Ю-Тьюбе. С видео, правда, напряженка: либо статичная картинка, либо подборка околоэльфийского арта, не всегда удачного:

Caprice - The Court of Faerie


Caprice - Princess Mee
(на стихи Толкиена)


Lyrics: LITTLE PRINCESS MEE

(текст найден в "Библиотеке Фродо.ру":
www.frodo.ru/library/tolkien/The_Adventures_of_...)


И колыбельная из "Сна в летнюю ночь".

Philomel with Melody


You spotted snakes with double tongue,
Thorny hedgehogs, be not seen;
Newts and blind-worms, do no wrong,
Come not near our fairy Queen.
Philomel with melody
Sing in our sweet lullaby.
Lulla, lulla, lullaby; lulla, lulla, lullaby.
Never harm
Nor spell nor charm
Come our lovely lady nigh.
So good night, with lullaby.
Weaving spiders, come not here;
Hence, you long-legg'd spinners, hence.
Beetles black, approach not near;
Worm nor snail do no offence.
Philomel with melody, etc.

@темы: стихи, прекрасное, музыка

18:05 

Павло Гірник

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
24.07.2010 в 17:17
Пишет Klod:

Павло Гірник

Брате мій, вовче,
Сестро калино,
От і по нас
Западають сніги.

Стукають в хату
З неба і глини
Друзі, пройдисвіти
І вороги.

Хто нас почує,
Хто нас покличе,
Хто поведе
По останній межі?

Доти ми вільні,
Доки в обличчя
Світять зірки,
Як свячені ножі.

Тим, хто покликаний
Двічі вмирати,
Димом дорога
У інші світи.

Ми ще побачимось,
Сестро і брате.
Ми ще не можемо
Просто піти.

URL записи

@темы: прекрасное, стихи

21:19 

о погоде, о жизни и о том, как.

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
22.07.2010 в 19:34
Пишет marina_ri:

zhermen, для тебя!

автор: milka_why

***
Одна весьма почтенная планета
Решила, что плохое время лето.

Людишки стонут, потом истекая:
«Жара какая! Духота какая!»

Планета так устала слушать это,
Что, поразмыслив, отменила лето.

Да только эти странные людишки
Продолжили стонать без передышки:

«Погода с каждым часом все противней –
То серость туч, то сырость нудных ливней!»

Планета проворчала: «Очень мило!»,
Подумала и осень отменила.

Людишки застучали челюстями
И захрустели хрупкими костями,

И завопили: «Ничего нет хуже
Мороза, холодрыги, лютой стужи!»

Вздохнув: «Не угодишь на них, похоже»,
Планета зиму отменила тоже.

Казалось бы, весна такое время!
Не мерзнет нос, не припекает темя,

Любви томленье в воздухе разлито…
Так было, может, в годы неолита.

У нынешних иначе все бывает –
Депрессия весной их накрывает.

Людишки хнычут: «Грипп, хандра, микробы…»
Планета аж подпрыгнула от злобы,

Сама с собой проблему обсудила,
Кивнула. И людишек отменила.


И еще одно, в которое я влюблена давно и безнадежно.
Автор тот же, любимейший.
Рисунок Ольги Гониной.


***
Серая крошащаяся фотка:
Девочка в морщинистых колготках
Волочет, не глядя, за собой
Паровозик с треснувшей трубой.

По ступенькам тащит и по лужам,
Он уже изгажен и контужен,
Дважды вмят в подножие столба
(Оттого и треснула труба).

Из вагонов падают игрушки –
Лысый заяц, две облезлых хрюшки.
Чебурашка рухнул под забор.
Девочка не видит их в упор.

Утонула в луже обезьянка.
Но с упорством маленького танка,
Растеряв колеса по пути,
Продолжает девочка идти.

И к каким вратам какого рая
Девочка так яростно шагает?..
Вот и цель. Сырой панельный дом.
Тетка в кресле. На столе альбом.

Пальцами, разбитыми артрозом,
Тетка гладит фотку с паровозом.
Скоро, скоро девочка дойдет.
Двадцать лет… еще двенадцать… Год…

Ближе… Ближе… Ближе… Дошагала!
И альбом захлопнула устало.
Жизнь прекрасна. К черту паровоз.
Нет ни слез, ни повода для слез.



URL записи

@темы: иллюстрации, арт, мифореальность, прекрасное, стихи

19:27 

Владимир Нарбут - Сыроежки

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Земля гудела от избытка
Дождей, рассеянных в апреле,
И малой бурою кибиткой
Коробился листок на солнце — прошлогодний.
На ивах иволги горели
Жар-птицею иногородней.

А в лесе почва паровала:
Пронизывало воздух дрожью,
И горб овражьего провала
Был наскоро опутан толстой паутиной.
Клубясь, пыля по бездорожью,
Шли тучи высотой пустынной.

И вот, когда на высшей точке
Стал полдень и схватились тени
С прямыми двойниками, тучи-одиночки
Счастливым ливнем облетели.
Цветов раскрылись лепесточки
Под градом призрачных падений
В лазоревом небесном теле.

И, приподняв листа кибитку
(Там, под березою, где пробежала стежка),
Хлебнув весеннего напитка,
Зарозовела нежно сыроежка...

А через час, скривившись набок,
Вторая вылезла, под зноем
Налившись капельками пота...
С сосны упал сучок — и хлябок
Был звук его в траве, похожей на болото.

Мотал паук по влажным хвоям
Свое гнездо. И покрывалом,
И недовязанным, и редким,
Сиренево-лилово-алым,
Сквозя в орешнике (чрез ветки),
Лежали сыроежки, как монетки.

1909

@темы: стихи

11:41 

"И через дорогу за тын перейти нельзя, не топча мирозданья..."

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Борис Пастернак
СТЕПЬ


Как были те выходы в тишь хороши!
Безбрежная степь, как марина.
Вздыхает ковыль, шуршат мураши,
И плавает плач комариный.
Стога с облаками построились в цепь
И гаснут, вулкан на вулкане.
Примолкла и взмокла безбрежная степь,
Колеблет, относит, толкает.
Туман отовсюду нас морем обстиг,
В волчцах волочась за чулками,
И чудно нам степью, как взморьем, брести -
Колеблет, относит, толкает.
Не стог ли в тумане? Кто поймет?
Не наш ли омет? Доходим. - Он.
- Нашли! Он самый и есть. - Омет.
Туман и степь с четырех сторон.
И млечный путь стороной ведет
На керчь, как шлях, скотом пропылен.
Зайти за хаты, и дух займет:
Открыт, открыт с четырех сторон.
Туман снотворен, ковыль, как мед.
Ковыль всем млечным путем рассорен.

Туман разойдется, и ночь обоймет
Омет и степь с четырех сторон.
Тенистая полночь стоит у пути,
На шлях навалилась звездами,
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья.

Когда еще звезды так низко росли,
И полночь в бурьян окунало,
Пылал и пугался намокший муслин,
Льнул, жался и жаждал финала?
Пусть степь нас рассудит и ночь разрешит,
Когда, когда не: - в начале
Плыл плач комариный, ползли мураши,
Волчцы по чулкам торчали?

Закрой их, любимая! Запорошит!
Вся степь - как до грехопаденья:
Вся - миром обьята, вся - как парашют,
Вся - дыбящееся виденье!

1917

@темы: давно любимое, стихи

10:44 

Наум Коржавин

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)


Масштабы

Мы всюду,
бредя взглядом женским,
Ища строку иль строя дом,
Живём над пламенем вселенским,
На тонкой корочке живём.

Гордимся прочностью железной,
А между тем в любой из дней,
Как детский мячик, в чёрной бездне
Летит земля. И мы на ней.

Но все масштабы эти помня,
Своих забыть – нам не дано.
И берег – твёрд.
Земля – огромна.
А жизнь – серьёзна. Всё равно.

1963



* * *

Мне без тебя так трудно жить,
А ты – ты дразнишь и тревожишь.
Ты мне не можешь заменить
Весь мир...
А кажется, что можешь.
Есть в мире у меня своё:
Дела, успехи и напасти.
Мне лишь тебя недостаёт
Для полного людского счастья.
Мне без тебя так трудно жить:
Всё – неуютно, всё – тревожит...
Ты мир не можешь заменить.
Но ведь и он тебя – не может.

1952



* * *

Я не был никогда аскетом
И не мечтал сгореть в огне.
Я просто русским был поэтом
В года, доставшиеся мне.
Я не был сроду слишком смелым.
Или орудьем высших сил.
Я просто знал, что делать, делал,
А было трудно – выносил.
И если путь был слишком труден,
Суть в том, что я в той службе служб
Был подотчётен прямо людям,
Их душам и судьбе их душ.
И если в этом – главный кто-то
Откроет ересь –
что ж, друзья.
Ведь это всё – была работа.
А без работы – жить нельзя.

1954


читать дальше: + 6

@темы: давно любимое, стихи

13:03 

Рустэм Султанов - Следы на песке

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)


текст


Мне вообще-то мешает заметная "ресторанность" исполнения и аранжировки; но мелодия хороша, и завораживает легкая сомнамбуличность текста - с этими вдруг "бессмертными в поиске следов на песке" (ну или неведомыми мальчишками "в светлой тоске и в поиске бессмертных следов" :lalala: - возможность двойного прочтения как приятный бонус :)) посреди какого-то эстрадно-любовного бла-бла-бла, отчего на совсем уж вроде бы ровном месте появляется притча; вообще такое ощущение, что тут понамешано несколько обычно противоречащих друг другу традиций - занятно, да, и чем-то цепляет. :)

@темы: тексты, стихи, музыка

10:01 

Владислав Ходасевич - Звезды

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Звезды

Вверху - грошовый дом свиданий.
Внизу - в грошовом «Казино»
Расселись зрители. Темно.
Пора щипков и ожиданий.
Тот захихикал, тот зевнул...
Но неудачник облыселый
Высоко палочкой взмахнул.
Открылись темные пределы,
И вот - сквозь дым табачных туч -
Прожектора зеленый луч.
На авансцене, в полумраке,
Раскрыв золотозубый рот,
Румяный хахаль в шапокляке
О звездах песенку поет.
И под двуспальные напевы
На полинялый небосвод
Ведут сомнительные девы
Свой непотребный хоровод.
Сквозь облака, по сферам райским
(Улыбочки туда-сюда)
С каким-то веером китайским
Плывет Полярная Звезда.
За ней вприпрыжку поспешая,
Та пожирней, та похудей,
Семь звезд - Медведица Большая -
Трясут четырнадцать грудей.
И до последнего раздета,
Горя брильянтовой косой,
Вдруг жидколягая комета
Выносится перед толпой.
Глядят солдаты и портные
На рассусаленный сумбур,
Играют сгустки жировые
На бедрах Etoile d\'amour,
Несутся звезды в пляске, в тряске,
Звучит оркестр, поет дурак,
Летят алмазные подвязки
Из мрака в свет, из света в мрак.
И заходя в дыру все ту же,
И восходя на небосклон, -
Так вот в какой постыдной луже
Твой День Четвертый отражен!..
Нелегкий труд, о Боже правый,
Всю жизнь воссоздавать мечтой
Твой мир, горящий звездной славой
И первозданною красой.

1925

Сурово, да... Ну да что ж поделать: судя по последним строчкам - работа такая...

@темы: стихи

22:40 

Омар Хайям

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
11.07.2010 в 22:06
Пишет КУЛАЙ:

Под настроение
Как жутко звездной ночью! Сам не свой
Дрожишь, затерян в бездне мировой....
А звезды в буйном головокруженьи,
Несутся мимо, в вечность, по кривой...
(с) О. Хайям

URL записи

@темы: прекрасное, стихи

11:22 

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Зацепило. По смысловой емкости - как хокку.

07.07.2010 в 00:58
Пишет strega verde:

* * *
время пахнет летней пылью.
я ухожу. я всегда буду с тобой.
я буду всегда.

URL записи

@темы: разделяемые идеи/чувства, стихи

22:45 

Павел Коган: Две стопы хорея...

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Он прославился песенкой, которую написал в шутку. Эта песенка-шутка сделалась истоком одного из самых живых и странных явлений российской культуры ХХ века – бардовской, или авторской, песни. «Павел Коган – это имя уложилось в две стопы хорея. Больше ни во что не уложилось», – так писал о своем друге, поэте, погибшем на войне, Борис Слуцкий.

БРИГАНТИНА
(песня)

Надоело говорить и спорить,
И любить усталые глаза...
В флибустьерском дальнем море
Бригантина подымает паруса...

читать дальше


- Какие стихи читались в поэтической компании, где был Коган?
– /.../конечно, все эти ребята читали свои стихи. Там не читали стихи других поэтов. Там не надо было блистать поэтической эрудицией. Никто не сомневался в знании тобой стихов других поэтов, раз уж ты в эту компанию попал. В этой компании очень сурово относились к стихам друг друга. Там рубка была настоящая. Гамбургский счет, без скидок. Я, например, вот это выражение «гамбургский счет» узнал там, а уж потом прочел в книжке Шкловского/.../ Никакой пощады к друзьям, если дело касается стихов. Когда я потом, через много лет после войны бывал в компаниях кинематографистов, художников, то никогда не слышал, чтобы там так говорили о произведениях своих приятелей. Говорили только хорошее, всегда восхищались. А в той компании, где был Павел Коган, все было по-другому. Но зато когда Борис Слуцкий вернулся с войны и был вечер поэзии в Политехническом институте, то читал он не свои стихи, а стихи погибших друзей – Павла Когана, Михаила Кульчицкого.

(Отсюда: www.sanka.narod.ru/worldnews/news745.html)

* * *
Снова месяц висит ятаганом,
На ветру догорает лист.
Утром рано из Зурбагана
Корабли отплывают в Лисс.
Кипарисами машет берег.
Шкипер, верящий всем богам,
Совершенно серьезно верит,
Что на свете есть Зурбаган.
И идут паруса на запад,
Через море и через стих,
Чтоб магнолий тяжелый запах
Грустной песенкой донести.
В час, когда догорает рябина,
Кружит по ветру желтый лист,
Мы поднимем бокал за Грина
И тихонько выпьем за Лисс.
1936


* * *
Люди не замечают, когда кончается детство,
Им грустно, когда кончается юность,
Тоскливо, когда наступает старость,
И жутко, когда ожидают смерть.
Мне было жутко, когда кончилось детство,
Мне тоскливо, что кончается юность,
Неужели я грустью встречу старость
И не замечу смерть?
1937

+ 3

(Отсюда: www.litera.ru/stixiya/authors/kogan/all.html )

Дальше - выдержки из незаконченного автобиографического романа (по другим источникам - поэмы) в стихах "Первая треть". В сети мне найти его не удалось. Очень хотелось бы прочесть целиком. Я приведу отрывки, которые мне встретились в книге Бенедикта Сарнова "Случай Зощенко. Пришествие капитана Лебядкина".

/.../И тетя Надя, их педолог, сказала: "Надо полагать,/ что выход есть, и он недолог,/ И надо горю помогать./ Мы наших кукол, между прочим,/ Посадим там, посадим тут./ Они - буржуи, мы - рабочие,/ А революции грядут. Возьмите все, ребята, палки,/ Буржуи платят нам гроши;/ Организованно, без свалки, буржуазию сокрушим"./ Сначала кукол били чинно,/ И тех не били, кто упал,/ Но пафос бойни беспричинной/ Уже под сердце подступал./ И били в бога и в апостола,/ И в Христофор-Колумба мать,/ И невзначай лупили по столу,/ Чтоб просто что-нибудь сломать./ Володя тоже бил. Он кукле/ С размаху выбил правый глаз,/ И вдруг ему под сердце стукнула/ Кривая ржавая игла./ И показалось, что у куклы/ Из глаз, как студень, мозг ползет,/ И кровью набухают букли,/ И мертвечиною несет,/ И рушит черепа и блюдца,/ И лупит в темя топором,/ Не маленькая революция,/ А приуменьшенный погром./ И стало стыдно так, что с глаз бы,/ Совсем не слышать и не быть,/ Как будто ты такой, и грязный, И надо долго мылом мыть./ Он бросил палку, и заплакал,/ И отошел в сторонку, сел/ И не мешал совсем. Однако/ Сказала тетя Надя всем,/ Что он неважный октябренок/ И просто лживый эгоист,/ Что он испорченный ребенок/ И буржуазный гуманист. /.../

/.../А мама бросила покупки,/ Сказала, что теряет нить,/ Сказала, что "кошмар" - и к трубке,/ Скорее Любочке звонить./ (Подруга детства, из удачниц,/ Из дачниц. Все ей нипочем./ Образчик со времен задачников. За некрасивым, но врачом.)/ А мама, горячась и сетуя,/ Кричала Любочке: "Позор,/ Нельзя ж проклятою газетою/ Закрыть ребенку кругозор.../ Володя! Но Володя тонкий./ Особенный. Не то страшит./ Ты б поглядела на ребенка -/ Он от брезгливости дрожит..."/ Володя слушал, и мокрица/ Между лопаток проползла./ Он сам не ведал, что случится,/ Но губы закусил со зла.../.../

/.../Какая-то чужая сила/ На плечи тонкие брела./ Подталкивала, выносила.../ Он крикнул: "Ты ей наврала./ Вы обе врете, вы - буржуи. /Мне наплевать. Я не спрошу./ Вы - клеветуньи. Не дрожу и/ Совсем от радости дрожу"./ Он врал. Да так, что сердце екало./ Захлебываясь счастьем, врал./ И слушал мир. И мир за окнами/ "Разлуку" тоненько играл". /.../

Я знаю лишь, что "Первая треть" издавалась в сборнике "Гроза", который вообще-то выдержал несколько изданий. Онлайн в свободном доступе этой книги нет; наверное, надо искать на букинистических сайтах

@темы: жечь сигнальный костер, не унывать (с), книги, люди, поиск, стихи, тексты

11:32 

Шотландская баллада The Elfin Knight

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Ох и суровы надменные эльфы к смертным возлюбленным! Ну да и они не лыком шиты. :)

02.07.2010 в 10:08
Пишет Celtic Rover:

The Elfin Knight

Whittingham Faire (The Elfin Knight)

~----=*=----~

Are you going to Whittingham fair?
Parsley, sage, rosemary, and thyme
Remember me to one who lives there;
For once she was a true-love of mine.

Tell her to make me a cambric shirt,
Parsley, sage, rosemary, and thyme
Without any seam or needlework
For once she was a true-love of mine.

Tell her to wash it in yonder well,
Parsley, sage, rosemary, and thyme
Where never spring-water nor rain ever fell
For once she was a true-love of mine.

Tell her to dry it on yonder thorn,
Parsley, sage, rosemary, and thyme
Which never bore blossom since Adam was born
For once she was a true-love of mine.

Now he has asked me questions three,
Parsley, sage, rosemary, and thyme
I hope he will answer as many for me;
For once he was a true-love of mine

~~-*-~~



(c)old Scottish folk ballad

URL записи

@темы: музыка, стихи, тексты, фолк

23:43 

Сергей Шестаков

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
07.04.2010 в 22:01
Пишет _FOTINA:

Сергей Шестаков - Два письма
1

пишет молочнику булочник: знаешь, анри,
жизнь обветшала, не просит и малой краюшки,
сил на полушку уже, и, куда ни сверни,
всюду зима да земных сторожей колотушки,
видно, обнимемся скоро и, как ни крути,
вновь попируем у клёнов под сплетни сороки,
ты же, наверное, главный на млечном пути -
вот и подумай о булочной рядом дороге...


2

пишет молочник: мой добрый, мой славный рене,
дружба прочней естества и устойчивей к порче,
как же я рад прилетевшей сегодня ко мне
весточке этой по телепатической почте,
булочный домик с пекарней закончат вот-вот,
здешние клёны тенистей земных и просторней,
будем смотреть на течение медленных вод
и наблюдать за одной из всемирных историй...

URL записи

Из сообщества okno

@темы: увлекающие идеи, стихи, разделяемые идеи/чувства, прекрасное

19:26 

Сегодня - день рождения Павла Антокольского

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)

Павел Антокольский (1896-1978)

ИЕРОНИМ БОСХ

Я завещаю правнукам записки,
Где высказана будет без опаски
Вся правда об Иерониме Босхе.
Художник этот в давние года
Не бедствовал, был весел, благодушен,
Хотя и знал, что может быть повешен
На площади, перед любой из башен,
В знак приближенья Страшного суда.

Однажды Босх привел меня в харчевню.
Едва мерцала толстая свеча в ней.
Горластые гуляли палачи в ней,
Бесстыжим похваляясь ремеслом.
Босх подмигнул мне: "Мы явились, дескать,
Не чаркой стукнуть, не служанку тискать,
А на доске грунтованной на плоскость
Всех расселить в засол или на слом".

Он сел в углу, прищурился и начал:
Носы приплюснул, уши увеличил,
Перекалечил каждого и скрючил,
Их низость обозначил навсегда.
А пир в харчевне был меж тем в разгаре.
Мерзавцы, хохоча и балагуря,
Не знали, что сулит им срам и горе
Сей живописец Страшного суда.

Не догадалась дьяволова паства,
Что честное, веселое искусство
Карает воровство, казнит убийство.
Так это дело было начато.
Мы вышли из харчевни рано утром.
Над городом, озлобленным и хитрым,
Шли только тучи, согнанные ветром,
И загибались медленно в ничто.

Проснулись торгаши, монахи, судьи.
На улице калякали соседи.
А чертенята спереди и сзади
Вели себя меж них как Господа.
Так, нагло раскорячась и не прячась,
На смену людям вылезала нечисть
И возвещала горькую им участь,
Сулила близость Страшного суда.

Художник знал, что Страшный суд напишет,
Пред общим разрушеньем не опешит,
Он чувствовал, что время перепашет
Все кладбища и пепелища все.
Он вглядывался в шабаш беспримерный
На черных рынках пошлости всемирной.
Над Рейном, и над Темзой, и над Марной
Он видел смерть во всей ее красе.

Я замечал в сочельник и на пасху,
Как у картин Иеронима Босха
Толпились люди, подходили близко
И в страхе разбегались кто куда,
Сбегались вновь, искали с ближним сходство,
Кричали: "Прочь! Бесстыдство! Святотатство!"
Во избежанье Страшного суда.

4 января 1957


НОВЫЙ ГОД

Приходит в полночь Новый год,
Добрейший праздник,
Ватагу лютых непогод
Весельем дразнит,

И, как художник-фантазер,
Войдя в поселок,
На окнах вызвездил узор
Абстрактных елок.

Студит шампанское на льду
И тут же, с ходу,
Три ноты выдул, как в дуду,
В щель дымохода.

И, как бывало, ночь полна
Гостей приезжих,
И что ни встреча — то волна
Открытий свежих,

И, как бывало, не суля
Призов и премий,
Вкруг Солнца вертится Земля,
Движется время.

А ты, Любовь, тревожной будь,
Но и беспечной,
Будь молодой, как санный путь,
Седой — как Млечный.

Пускай тебе хоть эта ночь
Одна осталась,—
Не может молодость помочь,
Поможет старость!

1974


+ 4

@темы: стихи

01:34 

Евгений Баратынский - Случай

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
СЛУЧАЙ

Вчера ненастливая ночь
Меня застала у Лилеты.
Остаться ль мне, идти ли прочь,
Меж нами долго шли советы.

Но, в чашу светлого вина
Налив с улыбкою лукавой,
"Послушай, - молвила она, -
Вино советник самый здравый".

Я пил; на что ж решился я
Благим внушеньем полной чаши?
Побрел по слякоти, друзья,
И до зари сидел у Паши.

1818 или 1819


Такая теплая ирония... И - удивительно, но двухвековой дистанции здесь не чувствуется. :)

@темы: стихи

Нерадивость как инструмент

главная