Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
00:40 

Кэти Тpенд - Как становятся детьми Вудстока

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
В последнее время я часто упоминаю в разговорах этот маленький рассказ и даю на него ссылку, так что пусть он будет здесь.



Отсюда: http://www.litmir.net/br/?b=124458


Предисловие.

Я завела у себя несколько директорий, по которым разложила все свои рассказики. Для фантастики - одна, для реальной жизни - другая, для детских рассказов - третья. А этот не знаю, куда положить, потому что тут я поняла, что между было и не было нет особенной разницы.



КАК СТАHОВЯТСЯ ДЕТЬМИ ВУДСТОКА

- Hам поставили кодовый замок, - сообщила я в трубку, - запомни: пятьсот семьдесят, пять семь ноль.

- Ага. Hу, я через часик, - отозвался Димыч и повесил трубку.

Я открыла дверь и остановилась, отойдя на два шага назад и странно глядя на него. Откуда-то из комнаты доносился голос Джоан Баэз. Димыч вытащил из кармана сумки коробку с соком - подарок кормящей матери, размотал шарф и прошел вслед за мной в большую комнату, похожую скорее на репетиционную точку. Hа колонке звучало и светилось приобретение - свеженький видик с нависающим над ним телевизором, из которого выглядывало узкое лицо американской народной певицы.

читать дальше

@темы: тексты, разделяемые идеи/чувства, мифореальность, книги, жечь сигнальный костер, не унывать (с)

13:59 

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Прочла с преогромным удовольствием.
Очень рекомендую.

Клещенко Елена
НАСЛЕДНИКИ ФАУСТА
Здесь:
http://samlib.ru/k/kleshenko_e_w/faust.shtml

@темы: тексты, простые вещи, прекрасное, мифореальность, книги, жечь сигнальный костер, не унывать (с)

21:16 

Мемориальный сайт Анатолия Гелескула

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
http://geleskulam.narod.ru/refs.html

Сайт открылся недавно, будет постепенно наполняться.


Анатолий Гелескул:
Огни в океане. Переводы с испанского и португальского

http://www.labirint.ru/books/304319

@темы: тексты, книги, давно любимое

12:00 

Вот и я тоже хочу поделиться :)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
05.01.2012 в 03:52
Пишет Сиреневая Совесть:

Очень-очень понравилось
05.01.2012 в 00:54
Пишет Ro:

Не могу не поделиться
04.01.2012 в 15:00
Пишет ray_nort:

РАССКАЗ ЕЛЕНЫ КЛЕЩЕНКО "ПРИЗЫВ"

Полный текст здесь: http://milkyway2.com/works/kleshenko1.html

URL записи

Как-то.. очень зацепило почему-то. :)

URL записи

URL записи

Напишу, с чем у меня ассоциируется этот текст (отдельным комментом, чтоб не спойлерить своим восприятием :))

@темы: разделяемые идеи/чувства, простые вещи, прекрасное, мифореальность, книги, тексты

23:05 

Для mirrazh

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)

фото из телеспектакля "Дверь в лето" (1992, Санкт-Петербург)
http://fantlab.ru


* * *
Незадолго до Шестинедельной войны мы с Петронием Арбитром, - это мой кот - зимовали на старой ферме в Коннектикуте.
/.../К минусам этого дома следует отнести обилие дверей: их было одиннадцать, точнее, двенадцать, если считать собственную дверь Пита. Эта дверь на самом деле была дырой в окне нежилой спальни. Я вырезал ее по габариту питовых усов и прикрыл дощечкой. Изрядную часть своей жизни я провел, открывая двери котам. Однажды я прикинул, что за свою историю человечество употребило на это занятие ни много ни мало девятьсот семьдесят восемь человеко-веков. Могу показать вам мои расчеты.

Обычно Пит пользовался своей дверью, но бывали случаи, когда он заставлял меня открывать ему человеческую дверь, особенно если на дворе был снег. Еще пушистым котенком Пит выработал для себя простую философию, согласно которой я отвечал за еду, жилье и погоду, а он - за все прочее. За погоду он взыскивал с меня особенно строго, а зимы в Коннектикуте хороши только на рождественских открытках. Той зимой Пит регулярно инспектировал свою дверь, но не выходил - ему не нравилось белое вещество, покрывшее землю, и он начинал приставать ко мне, требуя открыть людскую дверь.

Он был твердо убежден, что за одной из дверей обязательно должно быть лето. Это означало, что каждый раз я должен был обходить все одиннадцать дверей и держать каждую открытой до тех пор, пока он не убеждался, что за ней все та же зима, и не разочаровывался в своих поисках.

Пит оставался в доме до тех пор, пока неумолимая естественная гидравлика не выгоняла его на улицу. Когда он возвращался, на щеках его постукивали ледышки, словно башмачки на деревянной подошве. Он свирепо пялился на меня и отказывался мурлыкать до тех пор, пока не оближет их... а потом прощал меня до следующего раза.

Но никогда не переставал искать Дверь в Лето. /.../


Р. Хайнлайн "Дверь в лето"

@темы: тексты, мифореальность, книги, давно любимое

21:57 

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Себе, чтоб не потерять

David Hajdu - Positively 4th Street: The Lives and Times of Joan Baez, Bob Dylan, Mimi Baez Fariña, and Richard Fariña
www.amazon.com/Positively-4th-Street-Fari%C3%B1...

Patti Smith - Just Kids
www.amazon.com/Just-Kids-Patti-Smith/dp/0060936...

@темы: тексты, книги

18:43 

lock Доступ к записи ограничен

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:08 

Поговорим о погоде...

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
/.../домашнее задание: опиши челюсть крокодила, язык колибри, колокольню Новодевичьего монастыря, опиши стебель черемухи, излучину Леты, хвост любой поселковой собаки, ночь любви, миражи над горячим асфальтом, ясный полдень в Березове, лицо вертопраха, адские кущи, сравни колонию термитов с лесным муравейником, грустную судьбу листьев с серенадой венецианского гондольера, а цикаду обрати в бабочку; преврати дождь в град, день в ночь, хлеб наш насущный дай нам днесь, гласный звук сделай шипящим, предотврати крушение поезда, машинист которого спит, повтори тринадцатый подвиг Геракла, дай закурить прохожему, объясни юность и старость, спой мне песню, как синица за водой поутру шла, обрати лицо свое на север, к новгородским высоким дворам, а потом расскажи, как узнает дворник, что на улице идет снег, если дворник целый день сидит в вестибюле, беседует с лифтером и не смотрит в окно, потому что окна нет, да, расскажи, как именно; а кроме того, посади у себя в саду белую розу ветров, покажи учителю Павлу, и если она понравится ему, подари учителю Павлу белую розу, приколи цветок ему на ковбойку или на дачную шляпу, сделай приятное ушедшему в никуда человеку, порадуй своего старого педагога весельчака, балагура и ветрогона. О Роза, скажет учитель, белая Роза Ветрова, милая девушка, могильный цвет, как хочу я нетронутого тела твоего! В одну из ночей смущенного своею красотой лета жду тебя в домике с флюгером, за синей рекой, адрес: дачная местность, пятая зона, найти почтальона Михеева, спросить Павла Норвегова, звонить многократно велосипедным звонком, ждать лодку с туманного берега, жечь сигнальный костер, не унывать. Лежа над крутым песчаным обрывом в стоге сена, считать звезды и плакать от счастья и ожидания, вспоминать детство, похожее на можжевеловый куст в светлячках, на елку, увешанную немыслимой чепухой, и думать о том, что совершится под утро, когда минует станцию первая электричка, когда проснутся с похмельными головами люди заводов и фабрик и, отплевываясь и проклиная детали машин и механизмов, нетрезво зашагают мимо околостанционных прудов к пристанционным пивным ларькам зеленым и синим. Да, Роза, да, скажет учитель Павел, то, что случится с нами в ту ночь, будет похоже на пламя, пожирающее ледяную пустыню, на звездопад, отраженный в осколке зеркала, которое вдруг выпало во тьме из оправы, дабы предупредить владельца о близкой смерти. Это будет похоже на свирель пастуха и на музыку, что еще не написана. Приди ко мне, Роза Ветрова, неужели тебе не дорог твой старый учитель, шагающий по долинам небытия и по взгорьям страданий. Приди, чтобы унять трепет чресел твоих и утолить печали мои. И если наставник Павел скажет так, говорит тебе Леонардо, то известишь меня об этом в ту же ночь, и я докажу всем на свете, что в о в р е м е н и н и ч т о н а х о д и т с я в п р о ш л о м и б у д у щ е м и н и ч е г о н е и м е е т о т н а с т о я щ е г о, и в п р и р о д е с б л и ж а е т с н е в о з м о ж н ы м, о т ч е г о, п о с к а з а н н о м у, н е и м е е т с у щ е с т в о в а н и я, п о с к о л ь к у т а м, г д е б ы л о б ы н и ч т о, д о л ж н а б ы л а б ы н а л и ц о б ы т ь п у с т о т а, но тем не менее, продолжает художник, п р и п о м о щ и м е л ь н и ц п р о и з в е д у я в е т е р в л ю б о е в р е м я. А тебе последнее задание: этот прибор, похожий на гигантскую черную стрекозу видишь? он стоит на пологом травянистом холме и с п ы т а е ш ь з а в т р а н а д о з е р о м и н а д е н е ш ь в в и д е п о я с а д л и н н ы й м е х, ч т о б ы п р и п а д е н и и н е у т о н у л т ы. И тогда ты отвечаешь художнику: дорогой Леонардо, боюсь, я не смогу выполнить ваших интересных заданий, разве что задание, связанное с узнаванием дворником того факта, что на улице идет снег. На этот вопрос я могу ответить любой экзаменационной комиссии в любое время столь же легко, сколь вы можете произвести ветер. Но мне, в отличие от вас, не понадобится ни одной мельницы. Если дворник с утра до вечера сидит в вестибюле и беседует с лифтером, а окна в вестибюле й о к, что по-татарски значит н е т, то дворник узнает, что на улице, а точнее сказать над улицей, или на улицу идет снег по снежинкам на шапках и воротниках, которые спешно входят с улицы в вестибюль, торопясь на встречу с начальством. Они, несущие на одежде своей снежинки, делятся обычно на два типа: хорошо одетые и плохо, но справедливость торжествует снег делится на всех поровну. Я заметил это, когда работал дворником в Министерстве Тревог. Я получал всего шестьдесят рублей в месяц, зато прекрасно изучил такие хорошие явления, как снегопад, листопад, дождепад и даже градобой, чего не может, конечно же, сказать о себе никто из министров или их помощников, хотя все они и получали в несколько раз больше моего. Вот я и делаю простой вывод: если ты министр, ты не можешь как следует узнать и понять, что делается на улице и в небе, поскольку, хоть у тебя и есть в кабинете окно, ты не имеешь времени посмотреть в него: у тебя слишком много приемов, встреч и телефонных звонков. И если дворник легко может узнать о снегопаде по снежинкам на шапках посетителей, то ты, министр, не можешь, ибо посетители оставляют верхнюю одежду в гардеробе, а если и не оставляют, то пока они дожидаются лифта и едут в нем, снежинки успевают растаять. Вот почему тебе, министру, кажется, будто на дворе всегда лето, а это не так. Поэтому, если ты хочешь быть умным министром, спроси о погоде у дворника, позвони ему по телефону в вестибюль. Когда я служил дворником в Министерстве Тревог, я подолгу сидел в вестибюле и беседовал с лифтером, а Министр Тревог, зная меня как честного, исполнительного сотрудника, время от времени позванивал мне и спрашивал: это дворник такой-то? Да, отвечал я, такой-то, работаю у вас с такого-то года. А это Министр Тревог такой-то, говорил он, работаю на пятом этаже, кабинет номер три, третий направо по коридору, у меня к вам дело, зайдите на пару минут, если не заняты, очень нужно, поговорим о погоде.

@темы: давно любимое, жечь сигнальный костер, не унывать (с), книги, мифореальность, полеты духа, прекрасное, разнообразные глюки, тексты

10:37 

Лилит Мазикина - "Луна, луна, скройся!"

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Я временами влюбляюсь в тексты, и это упоительное чувство; литературная вселенная бывает щедра.

История Лилианы Хорват (цикл "Повесть о луне, луне": "Луна, луна, скройся!", "Ручной белый волк императора Батори" и "Принцы нищих и бастарды крови" (эта часть не окончена и название вроде пока рабочее)) - одна из таких любовей, одно из самых ярких впечатлений за долгое время, и я решила собирать в этом посте понравившиеся мне отзывы. (Ну и когда-нибудь напишу и присоединю к ним свой.) Пока их - найденных и полюбившихся - два.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Один отыскался в дайри.


31.08.2011 в 17:17
Пишет Karolina Cienkowska (по ее наводке я, собственно, и прочла эту книгу):

Чудесное неспешное утро последнего дня отпуска: на завтрак нектарины и фисташковое мороженое, на обед щербет с орехами и испанское вино Cava (шампанское, только розовое и не такое кислое), в читалке - прекрасная книжка Луна, луна, скройся! Лилит Мазикиной, больше известной в Сети, как gypsylilya. Начала ее читать с подачи windchime, и ночью мне стоило больших усилий отложить ее и не дочитывать до утра ) История о цыганке, танцовщице и волчице - дочери вампира и его смертной жены. Но это не похоже ни на одну историю о вампирах, которую я читала (а читала я их много). Там есть танец, магический, сложно поддающийся описанию, и все же описанный непередаваемо точно и красиво. И стих Лорки о луне. И несколько альтернативная история Галиции, Австрии, Румынии, Пруссии... И цыгане с их пестрыми одеждами и древними обычаями. А еще при прочтении так и хочется танцевать)

URL записи

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Еще один прекрасный отзыв нашелся в ЖЖ Ксении Романовны - Сказочницы.
Вот здесь:
http://april-story.livejournal.com

Гражданин и гражданка Галиции!
Говори по-галицийски красиво и правильно!

Не РАТУША, а УПРАВА
Не ХОСПИТАЛЬ, а БОЛЬНИЦА
Не АПАРТМАН, а КВАРТИРА
Не ВЕРБУНКА, а ПРИЗЫВ
Не ФРОЙЛЯЙН, а БАРЫШНЯ
Не ШТРУДЕЛЁК, а ПИРОЖОК
Не ВУРСТИК, а БУЛОЧКА С СОСИСКОЙ

Это объявление в автобусе Икаруше после очередного конфликта стран распавшейся Венской империи. Нет-нет, все в порядке, вы хорошо учили историю в школе.

Просто автор книги "Луна, луна, скройся" Лилит Мазикина придумала этому миру альтернативную историю (дело происходит в условном начале 21-го века, но с эстетикой начала 20-го)
и альтернативную географию (например, Моравия или Галиция здесь самостоятельные государства, Буковина - вечная "горячая точка", Пруссия не часть Германии),
и как видно из цитаты, еще и диалект, который обязательно появился бы от смешения языков и культур. И это, первое, чем зацепила меня книга.
Второе, это, то что дело происходит на территории условной Австро-Венгрии. Это одна из самых любимых моих исторических тем. К тому же упоминаются дорогие сердцу города - Будапешт, Вена, Прага...
Третья радость - это построение книги вокруг стихотворения Лорки "Романс о луне, луне".
Четвертая - замаскированный, но этнографически точно простроенный обряд женской инициации (через всю книгу!)

А еще будут цыгане, пражские каббалисты, танцы с мертвецами, погони и приключения, "треугольник" Девица - Чистый юноша - Мистический незнакомец, попытка понять, как выглядел бы геноцид цыган и евреев на полвека позже,
а еще герой анекдотов поручик Кальман и герои войны с Турцией Иржик и Анка.
Вампиры, если кто интересуется, тоже будут.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
От себя, пока внятного отзыва не сложилось, скажу вот что:

давно не встречала такой увлекательной и при этом - не знаю как точнее сформулировать - "питающей" вещи. (Это когда-то с друзьями в разговоре о музыке зашла речь о том, что иногда хочется "чего-то простого и классного, как кусок хлеба". По разряду "куска хлеба" проходили, например, "Лед Зеппелин" :) Тут у меня похожие ощущения - не в смысле сходства с "Лед Зеппелин", а в том смысле, что "Луна, луна" насыщает душу.)

@темы: тексты, прекрасное, полеты духа, мифореальность, люди, книги

22:17 

Сергей Юрский читает "Евгения Онегина"

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Когда-то давно найдено здесь:
http://intoclassics.net

"Евгений Онегин" (С. Юрский) — CD1


"Евгений Онегин" (С. Юрский) — CD2


еще 6 частей

@темы: видео, давно любимое, книги, люди, прекрасное, стихи, тексты

01:17 

Секундочка (сказка И. Шурко)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Далеко-далеко, в той стране, куда можно добраться лишь на ковре-самолёте, стоит удивительный Замок - Замок Времени. В стенах Замка ровно двенадцать башен, а на крыше две стрелки, каждая величиной с корабельную мачту. Это самые точные часы на свете. По ним проверяют свой ход небесные светила. У стен Замка раскинулись большие озёра. Одно - на востоке. Каждый, кто заглянет в него, увидит там своё будущее. Другое - на западе. В нём, словно в зеркале, отражается наше прошлое. История, которую я расскажу тебе, давно уже покоится на дне этого озера, но когда-то она доставила немало хлопот обитателям Замка.



читать дальше

@темы: образы, мифореальность, книги, иллюстрации, живопись, давно любимое, прекрасное, сказки, тексты

06:40 

Оська-святой (мульфильм 2010 г.)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Давно хотела стащить этот мульт :)

19.02.2011 в 15:40
Пишет masjanjkus:

Мультик
19.02.2011 в 14:40
Пишет Тудым растудым:

Странно и прекрасно

Год выпуска: 2010
Режиссер: Наталья Мальгина
Киновидеостудия "Анимос"


Углядела вот тут rualev.livejournal.com/617479.html

URL записи

URL записи

В комментах у masjanjkus высказано предположение, что этот мультфильм сделан по рассказу Акутагавы "Святой". И да, очень на то похоже.

Читать рассказ

@темы: тексты, прекрасное, полеты духа, мультфильм, мифореальность, книги, видео

21:53 

"Опасна, как всякий повзрослевший романтик..."

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Эта фраза, которую я сейчас с интересом обдумываю (ага, целую одну фразу :laugh: ), была, как выяснилось, сказана Довлатовым о Людмиле Штерн.
И раз уж такое дело - пускай тут лежат главы из ее книги "Довлатов, добрый мой приятель", к которой эта самая фраза и служит эпиграфом. А может, это эпиграф к одной из глав.


читать дальше - много

Отсюда:
http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/8/

@темы: тексты, люди, книги

19:29 

Джейк и роза

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
10:43 

Стивен Добинс - Погоня

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Вспомнилось и захотелось найти стихотворение, отрывок из которого приводит Кинг в "Бессоннице".
В русском издании середины 90-х этот отрывок звучал так:


****
Если я начинаю, я действую
Стремительно, чтобы успеть потом
Что-то ещё. И так проходят дни -
То ли я автогонщик,
То ли строитель готического собора,
И мне не суждено завершить работу.
Мой автомобиль мчится, и я вижу,
Как проносится мимо то, что я любил:
Книги, что я не прочёл,
Друзья, с которыми не дошутил,
Земли, что я не посетил.



Жаль не удалось пока выяснить имя переводчика. Книга у меня не сохранилась, а в более поздних изданиях, которые можно найти онлайн, встречается совсем другой перевод - рифмованный и, по-моему, высокопарный и пресный. Зато нашлась еще пара строф - финальных. Хотя середины не хватает все равно.

Привожу найденное целиком:




ПОГОНЯ

Если я начинаю, я действую
стремительно, чтобы успеть потом
что-то ещё. И так проходят дни -
то ли я автогонщик,
то ли строитель готического собора,
и мне не суждено завершить работу.
мой автомобиль мчится, и я вижу,
как проносится мимо то, что я любил:
книги, что я не прочёл,
друзья, с которыми не дошутил,
земли, что я не посетил.

* * *

Оборачиваясь назад, я вижу её тень,
и потому я мчусь вперёд,
как идущий по лесу
в ночи, кто слышит за спиной
звук приближающихся шагов
и замирает, чтобы вслушаться;
а потом вместо тишины
он слышит, как какое-то создание
старается не шуметь.
Что остаётся ему? Бежать? Слепо мчаться
по тропинке, спотыкаясь, натыкаясь на ветки;
а тот, другой - всё ближе и ближе,
и даже не спешит,
не задыхается, просто дразня тем,
что вот-вот убьёт.


Можно сравнить с оригиналом:


"Pursuit", by Stephen Dobyns

Each thing I do I rush through so I can do
something else. In such a way do the days pass -
a blend of stock car racing and the never
ending building of a gothic cathedral.
Through the windows of my speeding car, I see
all that I love falling away: books unread,
jokes untold, landscapes unvisited. And why?
What treasure do I expect in my future?
Rather it is the confusion of childhood
loping behind me, the chaos in the mind,
the failure chipping away at each success.
Glancing over my shoulder I see its shape
and so move forward, as someone in the woods
at night might hear the sound of approaching feet
and stop to listen, then, instead of silence
he hears some creature trying to be silent.
What else can he do but run? Rushing blindly
down the path, stumbling, struck in the face by sticks;
the other ever closer, yet not really
hurrying or out of breath, teasing its kill.

(In Insomnia, Dorrance told Ralph to read this poem, from the book "Cemetery Nights")

@темы: тексты, стихи, переводы, книги, давно любимое

03:26 

Петр Бормор

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
гг, — представился монах, и корчмарь невольно поразился той точности, с которой это имя описывало своего владельца. Больше всего Эгг походил именно на яйцо: не фигурой, и не формой головы — совершенно непонятно, чем, но сомнений никаких не возникало — именно яйцо, и никак иначе. У монаха было дряблое вытянутое лицо, носик пуговкой, тусклые волосы и набрякшие веки под неожиданно тяжелыми, густыми бровями. Брови смотрелись совершенно неуместно на этом лице, корчмарь даже усомнился, не приклеены ли. А из-под бровей горели угольно-черные точечки глаз, от взгляда которых становилось почему-то неуютно. «Да этот малый сам похуже любого демона», — подумал корчмарь.

— Где девочка? — без предисловий поинтересовался Эгг.

— Там, — корчмарь махнул рукой. — Мы её связали, потому как…

— Веди, — оборвал монах и пошел по коридору, не дожидаясь, когда корчмарь, путаясь в извинениях, обгонит его, чтобы указать путь.

— Здесь.

Эгг вошел в комнату следом за корчмарем и пошевелил бровями, точь-в-точь как таракан усиками.

— Угу, — произнес он и замолчал.

Связанная девочка зарычала и принялась извиваться в своих путах.

— Вот, — без особой нужды повторил корчмарь. — Связали.

— И давно она так?

— Второй день уже.

— Есть, пить давали?

— Кусается…

— Пшел вон, — не оборачиваясь, бросил Эгг.

— Чаво? — не понял корчмарь.

— Оставьте нас наедине! — рявкнул Эгг. — И чтоб никто не смел сюда заглядывать! Экзорцизм требует полной сосредоточенности, и если хоть одна сволочь мне помешает…

читать дальше

@темы: взгляд на вещи, книги, прекрасное, тексты

02:51 

Петр Бормор - Паззл

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
проснулся ровно в шесть, с первым писком будильника. У меня хорошая реакция — я сразу нажал на кнопку, и будильник так и подавился своим писком. Нажимать на кнопки не раздумывая, даже не проснувшись толком — очень полезная способность.

Открыв глаза, целую долгую секунду смотрел в потолок. В предвкушении. Потому что знал, что увижу потом. А потом — повернулся набок и залюбовался своей женой.

Она прекрасна. Иначе и быть не может. Она просто нечеловечески красива.

У неё остренький подбородок и пухлые губы. Тонкий, изящно вылепленный нос, с чуть вздернутым кончиком. Волосы цвета червонного золота в беспорядке разметались по подушке, и из-под них виднеется кончик розового уха. Остренький кончик, с нежной пушистой кисточкой.

Она — не человек.


читать дальше

@темы: книги, прекрасное, разделяемые идеи/чувства, тексты

07:33 

Лилианна Лунгина об Астрид Линдгрен

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)


Астрид Линдгрен - совершенно из своих книг. Она замечательная, она худая, высокая, очень веселая, очень живая и как-то очень непосредственно на все реагирующая. /.../Когда мы ее проводили вечером в гостиницу "Россия", а там второй троллейбус делает круг, - она вышла из троллейбуса и начала танцевать. В час ночи. Прощаясь с нами./.../

Она поражает живой душой. И я как-то ее спросила: откуда ты взялась вообще такая? Я знала ее биографию. Она была замужем за небольшим бизнесменом, работала секретаршей-машинисткой в его бюро. Дети, никакого высшего образования, - дочка фермера. "Эмиль из Леннеберги" - это биография ее отца, мальчик Эмиль - таков был ее отец. И я ей говорю: ну откуда ты взялась такая, откуда эта фантазия и все прочее? Она говорит: о, это очень понятно, это очень легко объяснить. Я выросла в тени великой любви. Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку. Четырнадцатилетнюю девочку в синем платье с синим бантом. И влюбился. Ждал, пока ей исполнится восемнадцать лет, попросил ее в жены и получил ее в жены. Он ее обожал. Мы были довольно бедные фермеры, у нас был один работник и одна работница, мама доила коров, делала всю работу. Но каждое утро начиналось с молитвы отца - он благословлял бога за то, что ему послали эту чудо-жену, эту чудо-любовь, это чудо-чувство. И вот мы в тени этой великой любви, обожания выросли, и это, очевидно, сделало нас такими, с братом. Я говорю: а мама? - "Мама умерла десять лет назад". Я говорю: господи, а отец? - "Отец жив". - "Как же он пережил, ужасно, наверное, смерть матери?" Она говорит: "Что ты! Он благословляет каждый день бога, что боль разлуки выпала ему, а не ей". Меня это потрясло. Вот Астрид Линдгрен. /.../

@темы: книги, люди, разделяемые идеи/чувства, тексты

18:14 

Халиль Джебран

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Мне встретился вот этот отрывок из эссе "Пророк".
Автор - Джебран Халиль Джебран.


О ДОБРЕ И ЗЛЕ

И спросил один из старейшин города:
- Скажи нам о Добре и Зле.
И он ответил:
- О добре в вас могу я говорить, но не о зле.
Ибо что есть зло, как не добро, терзаемое голодом и жаждой.
Истинно, когда добро терпит голод, оно разыскивает пищу даже в тёмных пещерах, и, когда оно жаждет, оно пьёт даже затхлую воду.

Вы добры, когда вы наедине с собою.
Но когда вы не наедине с собою, вы не злы.
Ибо заброшенный дом - не логовище воров; это всего лишь заброшенный дом.
И корабль без руля может бесцельно блуждать среди коварных островов, но так и не пойти ко дну.

Вы добры, когда стараетесь давать от самих себя.
Но вы не злы, когда ищете выгоды для себя.
Ибо когда вы стараетесь извлечь выгоду, вы всего лишь корень, что держится за землю и сосёт её грудь.
Истинно, плод не может сказать корню: "Будь таким, как я, спелым, сочным и вечнодающим от своего изобилия".
Ибо для плода давать - потребность, как получать - потребность для корня.

Вы добры, когда говорите, полностью пробудившись от сна.
Но вы не злы, когда спите, а язык ваш болтает попусту.
И даже косноязычная речь может укрепить слабый язык.

Вы добры, когда идёте к своей цели смело, уверенным шагом.
Но вы не злы, когда идёте к ней хромая.
Даже те, кто хромает, не идут вспять.
Но вы, сильные и быстрые, не притворяйтесь хромыми перед хромым, полагая это благом.

Несть числа примерам вашей доброты, но вы не злы и тогда, когда вы не добры.
Вы лишь бездельничаете и ленитесь.
Жаль, что олени не могут научить черепах проворству.

В вашем влечении к собственной сущности исполина лежит ваша доброта: и оно - в каждом из вас.
Но в одних это влечение - бурный поток, мчащийся к морю, несущий тайны горных склонов и песни леса.
А в других это - мелкий ручей, что теряется в излучинах, петляет и иссякает прежде, чем достигнет берега.
Но пусть тот, кто жаждет многого, не говорит тому, кто довольствуется малым: "Почему ты медлишь и колеблешься?"
Ибо истинно добрый не спросит нагого: "Где твоя одежда?" и не спросит бездомного: "Что стало с твоим домом?"


Есть выходные данные книги, что радует:
можно будет ее найти.
"Арабская романтическая проза ХIХ-ХХ веков" -
Ленинград, "Художественная литература". 1981. - 320 с.
Составление Г. Боголюбовой и А. Долининой, предисловие А. Долининой.

@темы: книги, разделяемые идеи/чувства, тексты, увлекающие идеи

02:35 

So it goes (с)

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Меня очень заинтересовал этот пост Sweetly to bitter taste.

Тут много всего. Фарфоровое оружие, всё в цветочках и птичках - это почти в чистом виде make love, not war.
Но последняя вещь - фарфоровая тарелка - напомнила "Бойню номер пять". И по сюжету, и по духу.

А все вместе - еще и "Пену дней", теплицу по выращиванию оружия, страшный урожай, которому скармливают человеческие жизни ("Чтобы стволы винтовок росли правильно, без искривления, им необходимо тепло человеческого тела, это уже давно установлено") и розы, растущие из винтовок.
("На тележке лежали двенадцать синеватых холодных стальных стволов, и из каждого росла прекрасная белая роза, -- ее бархатистые лепестки, чуть кремовые в глубине, должно быть, только что раскрылись. /.../ -- Я могу их взять? -- спросил Колен. -- Для Хлои... -- Они завянут, как только вы их оторвете от стали, -- сказал приемщик. -- Они, видите ли, тоже стальные... -- Быть этого не может! -- воскликнул Колен. Он бережно коснулся стебелька одной из роз и попытался сломать его, но при этом сделал неловкое движение, и лепесток рассек ему кожу на руке. Рана длиной в несколько сантиметров медленно заполнялась густой кровью, которую он стал машинально слизывать. Он глядел на белоснежный лепесток, отмеченный кровавым полумесяцем, и приемщик тихонько похлопал его по плечу и подтолкнул к двери" *.)

То есть вспомнились-то, конечно, розы. Но эти розы растут лишь во вполне определенных теплицах.
Такие дела.


25.10.2010 в 13:55
Пишет Sweetly to bitter taste:

Фарфоровая война Чарльза Краффта
Художник из Сиэтла Чарльз Краффт (Charles Krafft) потряс мир современного искусства, ворвавшись в него со своей серией «Фарфоровая война». Его работы – это модели самых различных видов вооружения в натуральную величину, а особенность их в том, что сделаны они из фарфора и расписаны цветами.



читать дальше

URL записи


(* - перевод Лилианы Лунгиной)

@темы: тексты, люди, книги, история, идеи на еще подумать, взгляд на вещи, арт

Нерадивость как инструмент

главная